Фактор бетона
Лев Мельник, директор завода «Символ Бетон», умеет
по-разному рассказывать о своем производстве...
ЧЕЛЯБИНСК. БИЗНЕС
Лев Мельник, директор завода «Символ Бетон», умеет по-разному рассказывать о своем производстве. На языке цифр: «В прошлом году мы отгрузили 41 888 кубов бетона». На языке клиентских выгод: «Нужен заказчику бетон вертолетом – доставим вертолетом». И в категории «интересно»: «Я вам сейчас объясню – это очень интересно – как работает бетоносмеситель - сердце завода».

«Интересно» для Мельника – идейная квинтэссенция того, чем он занимается последние несколько лет, – бетонов специального назначения. Они своего рода высшая математика в производстве бетонов, а их создание – сборник ультрасложных задач, на решение которых заказчик всегда отводит ограниченное время. Но и найденный ответ приносит Мельнику удовлетворение, сравнимое с чувствами ученого, годами искавшего новый химический элемент и, наконец, открывшего его.
Бетоны специального назначения используют в тех случаях, когда требуется что-то большее стандартных характеристик. Гидротехнические «работают» при постоянном контакте с водой. Кислотостойкие не теряют свойств в агрессивных средах. Жаростойкие не разрушаются под воздействием высоких температур («У нас есть заявка от одного заказчика – 100% исследовательская тема – на бетон, способный выдержать 1700°С»). Рецепты таких «сверхбетонов» рождаются неделями и месяцами в лаборатории «Символ Бетона», переживают десятки компонентных изменений, не меньшее количество тестов на прочность - чтобы появился один-единственный рецепт, идеально подходящий для решения одной-единственной сверхзадачи.

- Лев, расскажите об объектах, которые вам запомнились больше всего.

- Ооо, их множество…, - отвечает Мельник и делает паузу, погружаясь в воспоминания. – Каждый требовал своего подхода… Среди известных – жилой комплекс FENIX de LUXE. Отягчающее обстоятельство – фундаментную плиту мы заливали в -20°C. Я прекрасно все помню. Лично полночи на объекте провел. Или Бизнес-Холл «Бовид»… Самое высокое здание в Челябинске. Там сумасшедшие нагрузки на бетонные колонны, и наша лаборатория создала состав, который выдерживает их. А розовые полы в «Ашане»? Мы все по ним ходим, но мало кто задумывается, сколько усилий скрыто за этими красивыми полами – бетон с литым топпингом. Это была наисерьезнейшая интересная работа.

Каждый следующий объект для Мельника – как для альпиниста подъем на новый многотысячник: прошлые заслуги теряют значение, и ты снова просчитываешь шаги и пребываешь в постоянном напряжении – ставки слишком высоки. Взять ЧГРЭС, главный источник теплоснабжения Челябинска. «Символ Бетон» участвовал в ее реконструкции и поставил более тридцати тысяч кубов бетона на фундаменты. Самым сложным оказалось выполнить требования швейцарского производителя оборудования для энергоблоков: «Дело было зимой, - вспоминает Мельник, - нам выдвинули условие, чтобы температура ядра фундаментной плиты не превышала шестидесяти градусов. При нарушении швейцарцы сняли бы оборудование с гарантии, а мне даже трудно представить, сколько оно стоило – миллионов, миллиардов… Мы были зажаты регламентами в


марках и расходах цемента, готовили 33 документа только для того, чтобы пройти технический аудит, подвергались жесткому входному контролю – и справились». Свои страницы в корпоративную историю «Символ Бетона» вписали конноспортивный комплекс «Рифей», кинотеатр «Киномакс-Урал», строительные объекты компаний «Символ» и «Магистр», птицефабрика «Равис». Новые главы уже на подходе: здание завода АО «Конор» и Конгресс-Холл к саммиту ШОС. О каждом из проектов Мельник говорит с особой интонацией, как будто ему с трудом верится, что все они – часть его опыта, пройденные им этапы. Он родился и вырос в Челябинске, а теперь имеет отношение к внушительному списку объектов, названия которых известны любому горожанину. Эту причастность сделала возможной система правил и мер, действующих или принятых в компании «Символ Бетон». Часть из них незаметна стороннему наблюдателю, другая – выглядит определяющей сам вектор работы. Но в системе нет незначимых элементов. Только в своем единстве они создают сложный и точный механизм, работающий как часы и руководимый маниакальной скрупулезностью Льва Мельника.
Дело – в турбине
День поездки на «Символ Бетон» выдался ясным и солнечным – самое то для фотосъемки и чтобы заметить глянцевитую площадку перед заводом по производству бетонов. Всего у «Символ Бетона» их два. Они представляют собой не цепочку цехов, а компактные комплексы, и легко умещаются на одной территории. Второй завод появился у компании в 2015 году, и суммарная мощность позволила говорить о ней как об одном из крупнейших производителей бетона на Южном Урале. Мы стоим перед бордовыми силосами – многотонными емкостями для хранения цемента, похожими на перевернутые горлышком вниз двухлитровые пластиковые бутылки. Мельник объясняет, чем отличается между собой песок из двух больших куч по разную сторону завода, а я смотрю под ноги на блестящую от солнца поверхность и не могу понять, что это за материал. Наконец не выдерживаю:

- Почему она такая ровная?

- На этой площадке вы видите пять разновидностей топпинга – верхнего покрытия. Чтобы выиграть один тендер, мы потратили шесть месяцев работы лаборатории и сделали вот такой каталог под открытым небом. Надо было на примере показать заказчику конечный результат. Ей уже третий год, по ней сорокатонные машины песок возят, жара, дожди – хуже условий нет, а она ничего, и даже не царапается.

- На роликах кататься, наверное, отлично подходит.

- Да, и в Казани в парках сделано именно такое покрытие, потому что оно суперское. Долговечней, чем асфальт.

- И дороже…

- Ну я бы так не сказал…

Слоган компании «Символ Бетон» звучит самоуверенно: «Самый дешевый бетон в деле». И в каждом интервью Мельник поясняет, что такие расчеты складываются из: 10%-ного запаса прочности материала; того, что по факту клиенту отгружают на 2% больше бетона, чем по договору. Третье слагаемое – ускоренные темпы набора прочности.

Лаборатория компании «Символ Бетон» работает без выходных. Утром и вечером, вне зависимости от дня недели здесь составляют новые рецепты, тестируют добавки и материалы. Судьба кубика пробного раствора решается в одну минуту – под прессом. Сколько запаса прочности он показал? 13%? Мало. В лаборатории надо 20%. Такие эксперименты – воронка с очень узким горлышком: в нее попадает огромный поток рецептур, но в производство утвердят единицы. Сейчас в «кулинарной книге» компании больше 2500 сортов бетона.
- Чтобы вы понимали, обычный бетон набирает 100%-ную прочность за 28 суток. Это актуальные требования, но никто не готов ждать так долго. Поставил опалубку и – строить, строить, строить. Время – деньги. Компания «Никс» выдвинула условие, чтобы через 48 часов после заливки прочность была не меньше 70%. И в -30°C мы отправляли туда бетонную смесь температурой +30°C. Все по-серьезному. А еще я хочу, чтобы вы сфотографировали очень важную для нашего завода установку...
Мельник просит нас следовать за ним. Мы обходим завод и останавливаемся перед небольшим контейнером чуть выше человеческого роста:

- Благодаря этой турбине в холодное время года заказчики особенно стремятся к нам прийти. Ее мощность 1.5 мВт, и зимой мы получаем 2,5 тысячи кубов теплого бетона в сутки.

- Теплый – это какой?


- Смотрите, как это делалось лет тридцать назад, а у кого-то и сейчас так происходит. Песок, щебень и цемент брали прямо с улицы, и если за окном было -20, то инертные материалы промерзали, становились ледяными. Их скидывали в мешалку, подавали кипяток градусов 80-90, и общая температура готовой смеси колебалась около +10°С. При взаимодействии цемента и горячей воды бетон схватывался в разы быстрее и на стройку приходил уже густым. Там его снова разбавляли, ругались, звонили поставщику, но поменять технологию были бессильны, потому что таких турбин ни у кого не было. Как работает наша «машина»: в бункеры, наполненные инертными материалами, она подает турбопар, который при любой погоде поддерживает температуру сырья на уровне +20°С. Это позволяет использовать на производстве холодную воду. Бетоны живут долго, и качество зимой не падает по сравнению с летним.

- И в морозы к строительной площадке вы можете привезти бетон какой температуры?

- До +35°С. Это верхняя граница ГОСТа.

Дело – в лампочке
Бизнес компании «Символ Бетон» основан на дотошности и перестраховке. Некоторые меры выглядят излишними, с перебором. На возражения Лев Мельник твердит: «Для заказчика важно… Мы защитили себя и заказчика по всем фронтам… Мы не хотим перед заказчиком иметь бледный вид…» Отсюда – присутствие директора на ночных заливках FENIX de LUXE и полугодовые эксперименты лаборатории ради еще не выигранного тендера.
Сам Мельник признается, что поставщики его не любят. Рассказывает, как однажды развернул вагоны с сырьем, отправив их «домой», так как качество материала не соответствовало принятым в компании нормам. Истории уже несколько лет, сейчас перечень поставщиков стабилен, они вызывают доверие, но любую партию песка или цемента продолжает исследовать собственная лаборатория предприятия. Рынок строительных материалов дик и нецивилизован, и написанное на бумаге может существенно отличаться от того, что привезли по факту.

Или тот же завод, купленный два года назад. Выбирали его тщательно, мурыжили нескольких европейских производителей. Остановились на финнах. Они известные аккуратисты, ни пяди не уступающие немцам в этом качестве. Но их педантизм тоже подвергся закручиванию гаек. Иногда – буквально.

Две лестницы вверх – и мы попадаем в светлый кабинет, большими окнами выходящий на силосы. Перед окнами – длинный стол с журналами проверок и рядом мониторов. На одном из них отражается схема с условным обозначением всех процессов, проходящих на заводе. Цифры меняются в режиме онлайн, за ними следит один-единственный сотрудник. Завод полностью автоматизирован и сводит к минимуму вмешательство человеческого фактора.

- Смотрите, - голос Мельника отрывает меня от разглядывания схемы, - вот такая гирлянда. – Его рука указывает на ящик в стене с вереницей разноцветных ламп. - Она вам ни о чем не говорит. А эту систему оповещения создал наш главный энергетик на случай, если что-то пойдет не так. Она не была предусмотрена производителем, но я посчитал, что одного уровня защиты заводу недостаточно. И мы разработали еще два. Поставили дополнительные датчики, видеокамеры для визуального слежения. Замигала лампочка – нужно бежать.

- Это из-за разницы менталитетов? Нам нужно больше систем контроля, чем финнам?

- Нет, вопрос не в том, кто лучше или хуже. Просто надо приложить все возможные усилия, чтобы избежать накладок.
Спрашиваешь Мельника о европейских подходах к производству, отвечает: «Регламенты жестче, чем у нас. России до них расти и расти». И продолжает: «Их нормы допускают погрешность в отвесе цемента плюс-минус 1%. Это хороший показатель, но неудовлетворительный. В пересчете на рубли стоил бы нам почти миллион в год. Мы сами доработали измерительные системы завода и повысили точность до 0,5%. И ведь не сделали ничего гениального!»

Дело – в пружине
- Я много размышляю о культуре строительства. Что это такое? Это и архитектура, по которой изголодался Челябинск, и правильная организация городского и придомового пространства. А если посмотреть шире. Гуляет мальчик с бабушкой, бросил фантик на землю, а она ему говорит: «Надо в урну». Он сделал усилие, поднял мусор и в урну отнес. А другая бабушка в этой ситуации внимания на бумажку не обратит. Через 25 лет эти мальчики мальчиками быть перестанут, а понятие о том, что правильно, у каждого в голове будет свое. На одну стройку приходишь – там порядок: арматура расфасована, шильдики к ней прикреплены. На другой все набросано кучами, работники вокруг них ходят, матерятся, пытаются найти то, что нужно. В результате у одного застройщика объект выйдет 30 тысяч за квадратный метр, а у другого – 35, потому что строительство шло медленнее. И это только один небольшой пример, как порядок на рабочем месте влияет на результат. И он тоже элемент культуры, цивилизованности.

Из пункта управления мы спустились в помещение с цистернами для химических добавок. Таблички на них объясняют: «Пластификатор», «Замедлитель», «Суперпластификатор» - не перепутать. Зашли в слесарное: множество подписанных ящиков – запасные детали на случай ремонта.

- Мы сделали ячейки под каждый болтик. Так материалы ищутся оперативно. Почему их так много? Представьте, вот этот подшипник стоит несколько сотен рублей. Не будет его – встанет весь завод. Надо, чтобы ни при каких условиях клиент не пострадал. Сломается вот эта пружинка, - Мельник берет в руки небольшую синюю пружину, - мы полетим в Финляндию, компонуя перелеты, чтобы потратить минимум времени. На этих полках – вся жизнь. И не только наша. Мы отправляем бетон на 15-20 строек одновременно.


Мы возвращаемся в директорский кабинет, и Мельник продолжает:

- Что такое культура строительства? Она немыслима без культуры взаимодействия между людьми. Я постоянно повторяю: сервис, сервис. Мы стремимся, чтобы он был высоким. Нужен бетон ночью – пожалуйста, будет ночью. Нужны ритмичные поставки – будут с тем интервалом, которые попросил заказчик. Стоит задача залить плиту фундамента за пять часов, мы зальем за четыре. И это выйдет ему дешевле.
Мы все хотим, чтобы Челябинск стал лучше, но повлиять на глобальные процессы невозможно. Мне не нравятся панельные дома, но я понимаю, что пока не изменится экономическая ситуация, пока у горожан не появится желание жить в более красивых домах, все останется, как есть. Зато я могу улучшить что-то вокруг себя, к чему имею непосредственное отношение. Например, выпускать самый дешевый бетон в деле. ///
Текст: Елена Пылаева
Фото: Наталья Резепина
Follow UNO on Facebook
Made on
Tilda